vivern: (Default)
Плевать, чего я там насмотрелся. Главное - что я вырастил из себя в ответ.
vivern: (Default)
За стойкой имелась витрина из толстого стекла, надежно прикрепленная к стене. В ней покоилась большого размера Библия, переплетенная в кожу, с выпуклым крестом на обложке. Под витриной была приклеена надпись: «В случае Апокалипсиса разбить стекло».
vivern: (Default)
Вы должны верить в свои мечты, потому что иногда они верят в вас.
vivern: (внимание)
Суры-асуры, до чего же мы все любим несчастных, ласково именуя их «несчастненькими»! Блаженный нас не устраивает — подавай блаженненького! Бедный раздражает голым задом и голодным взглядом? Зато бедненький в почете и утирает сальные губы. Даже малых сих вполне можно искушать, кто бы ни вопиял гласом громким о грехе этого почтенного занятия — но маленькие… О, маленькие — это же совсем другое дело!
vivern: (оскал)
Все же Господь наш, Вседержитель, не без чувства юмора, надо признать. Правда, у него оно какое-то злое. Хотя, учитывая божественный возраст, это тоже можно понять.
vivern: (Default)
Я вообще добрый и хороший. В целом. Только настроение иногда плохое бывает.
vivern: (Default)
    - Вино поэзии превращается в яд, когда из него делают политику.
vivern: (морда 3)
Насколько я могу быть услышан кем-либо или чем-либо, могущим прислушаться или не прислушаться к тому, что будет сказано мною, я прошу, если прощение значит хоть что-то, чтобы был ты прощен за все, что совершил ты или не совершил и что требует прощения. И если не прощение, но что-то иное еще может послужить к твоей выгоде после разрушения твоего тела, я прошу, чтобы это иное было тебе дано или не дано, в зависимости от обстоятельств, чтобы обеспечить тебе эту выгоду. Я прошу этого как посредник между тобой и тем, что будет или не будет тобою, но для которого может иметь значение твое благополучие, если моя просьба как-то может влиять на него. Аминь.
vivern: (морда 2)
У меня на левой руке вырезано: Отвернись ,  )
vivern: (оскал)
- Когда морализируют добрые, они вызывают отвращение... Когда морализируют злые, они вызывают страх.
vivern: (внимание)
- А когда тебя не было, ты где-нибудь был?
- Угу.
- Где?
- Там,- сказал Ежик и махнул лапой.
- Далеко?
Ежик съежился и закрыл глаза.
vivern: (внимание)
После долгой разлуки они сели
на крыльце и, по обыкновению, заговорили.
- Как хорошо, что ты нашелся,
- сказал Медвежонок.
- Я пришел.
- Ты представляешь, если бы
тебя совсем не было?
- Вот я и пришел.
- Где же ты был?
- А меня не было, - сказал Ежик.
vivern: (Default)
Всё на свете боится времени, а время боится пирамид.
vivern: (морда)
Искренность не является художественным достоинством.
Когда творец кричит на каждом перекрестке, что вложил в творение всю свою душу - он смешон. Когда умоляет пожалеть его, обессиленного, выплеснувшего в равнодушные лица всю кровь из вен - смешон вдвойне. Кому нужна его душа? Кому нужен он без души, оставленной в творении?
Важно другое: появилась ли у творения собственная душа? Единственная и неповторимая? Шлепните ребенка по заднице, пусть закричит, пусть жизнь проживет - тогда и посмотрим...
Искренность - твой залог перед Богом.
Но выкупать залог придется на другие средства.
vivern: (морда)
Ненавижу определение "творческий человек".
Сразу представляется: сидит эдакая сопля на придорожном камешке и ноет. Весна - слякоть, лето - жара, осень - дожди, зима - холодно; и от всего у него душевный геморрой. Коллеги - завистники, поклонники - льстецы, жена - стерва, равнодушные - мерзавцы; и опять же от всех у него эррозия шейки музы. Вдохновение в бегах, быт заел, клоп укусил; ну и, кто б сомневался, хрупкая натура не выдержала столкновения с айсбергом реальности.
Треснула от яиц до темечка.
Говорят, режиссер Монтелье, когда его называли творческим человеком, без промедления бил в морду. Потому что гений.
vivern: (Default)
…Человек не может долго жить в горах. Там слишком сильный ветер. Там слишком высоко, и слишком явственно присутствие ангелов. Чтобы не сгореть в постоянном благоговении, человек спускается в долину, но потом, когда к нему возвращаются силы, он берет посох и опять спешит в горы, потому что без них уже не может жить…
vivern: (морда 3)
Обычно музыку пишут так: «Зеленая лампа стоит на столе, зеленая лампа стоит на столе, на столе стоит зеленая лампа, лампа стоит на столе зеленая, а потом снова — зеленая лампа стоит на столе». А Бах писал так: «Зеленая лампа стоит на столе, ибо мне нужен свет, а свет мне нужен, чтобы видеть ноты». Именно поэтому Бах гениален.

Оказалось, однако, что иногда повторение приводит к изменению качества, и, следовательно, зеленая лампа может, в конце концов, стать оранжевой. Это зависит только от вашей настойчивости.
vivern: (внимание)
Ондатр уткнулся носом в оконное стекло и мрачно глядел во тьму.

— Это неестественный дождь,— сказал он.
— А разве такие бывают? — удивилась Муми-мама.
Ондатр помолчал немного, грустно обмакнул усы в вино и сказал:
— Почем знать … В воздухе что-то есть — какие-то предвестья … Мне-то, разумеется, все равно, произойдет что-нибудь или не произойдет, но совершенно несомненно — что-то должно произойти.
— Что-нибудь страшное? — вздрогнув, спросил Снифф .
— Почем знать,— повторил Ондатр.— Вселенная так велика, а Земля так ничтожно мала и убога …
— Мне кажется, всем нам лучше лечь спать,— поспешно проговорила Муми-мама, заметив, что Снифф весь дрожит.

Каждый свернулся на свой лад, как привык спать, и стал ждать сна и тепла.

А тучи до самого утра мчались по небу, ветер хлестал мокрый сад, и дождь лил, лил и лил …
vivern: (морда 3)
И вновь он услышал голос:
-- Истина прежде всего в том, что у тебя болит голова, и болит так
сильно, что ты малодушно помышляешь о смерти. Ты не только не в силах
говорить со мной, но тебе трудно даже глядеть на меня. И сейчас я невольно
являюсь твоим палачом, что меня огорчает. Ты не можешь даже и думать о
чем-нибудь и мечтаешь только о том, чтобы пришла твоя собака, единственное,
по-видимому, существо, к которому ты привязан. Но мучения твои сейчас
кончатся, голова пройдет.
vivern: (морда)
Я послушно уставился на небо и чуть не рехнулся: из-за горизонта
поспешно выползало не одно из симпатичных местных солнышек, к которым я уже
успел привыкнуть, а точная копия рисунка на парусе: такая же круглая желтая
рожа с алым румянцем и нехорошей ухмылкой.
- Что это? - отчаянно заикаясь спросил я.
- Лабысло, - усмехнулся
Вурундшундба. - Страмослябы почему-то считают, что именно так и должно
выглядеть солнце. А мы не поленились состряпать для них эту иллюзию. Каждое
утро сие чудище вылезает из-за моря, а каждый вечер прячется в болото за
Страмодубами, вон в той стороне, - он махнул рукой, указывая куда-то вглубь
материка. Неплохая шутка! Нас она забавляет, а этих олухов делает
счастливыми. Иногда в их края забредают заплутавшие путники из земли Нао -
могу тебя заверить, на них это зрелище действует еще похлеще, чем на тебя!
Page generated Jul. 22nd, 2017 04:33 am
Powered by Dreamwidth Studios